January 25th, 2013

Налысо 2

(no subject)

Прочитал «Асю», «Первую любовь» и «Вешние воды» Тургенева.

Первые два оказались совершенной нудятиной. Я не понимаю, как можно с такой серьёзностью писать про любовные страдания благовоспитанных юношей. К тому же, подача этих историй в виде воспоминаний зрелого дядьки сделала их для меня будто бы… очерствевшими, что ли.

Дочитав до середины «Вешних вод» хотел и её отнести к первым двум, но к последней своей четверти она очень круто завертелась — приняла фантастически быстрый темп развития событий и превратила героя из принца на белом коне в жалкое, деморализованное и нравственно опустившееся существо. И описано было это так стремительно, будто бы в пропасть падение. Неожиданно и круто.

Зато «Ася» оказалась несказанно богата на выписанные цитаты.

<…>
Правду сказать, я неохотно знакомился с русскими за границей. Я их узнавал даже издали по их походке, покрою платья, а главное, по выраженью их лица. Самодовольное и презрительное, часто повелительное, оно вдруг сменялось выражением осторожности и робости… Человек внезапно настораживался весь, глаз беспокойно бегал… «Батюшки мои! не соврал ли я, не смеются ли надо мною», — казалось, говорил этот уторопленный взгляд… Проходило мгновенье — и снова восстановлялось величие физиономии, изредка чередуясь с тупым недоуменьем.

* * *

<…>
Не учился я как следует, да и проклятая славянская распущенность берёт своё. Пока мечтаешь о работе, так и паришь орлом; землю, кажется, сдвинул бы с места — а в исполнении тотчас слабеешь и устаёшь.

* * *

<…>
— Пойти куда-нибудь далеко, на молитву, на трудный подвиг, — продолжала она. — А то дни уходят, жизнь уйдет, а что мы сделали?
— Вы честолюбивы, — заметил я, — вы хотите прожить не даром, след за собой оставить…
— А разве это невозможно?
«Невозможно», — чуть было не повторил я… Но я взглянул в её светлые глаза и только промолвил:
— Попытайтесь.

* * *

<…>
Гагин находился в том особенном состоянии художнического жара и ярости, которое, в виде припадка, внезапно овладевает дилетантами, когда они вообразят, что им удалось, как они выражаются, «поймать природу за хвост». Он стоял, весь взъерошенный и выпачканный красками, перед натянутым холстом и, широко размахивая по нем кистью, почти свирепо кивнул мне головой, отодвинулся, прищурил глаза и снова накинулся на свою картину.
<…>

И. С. Тургенев «Ася»

Вообще, читая эти повести, я, вдруг, понял, что не вся классическая русская литература прекрасна и интересна. Есть классика, унылая и скучная.

Через два с половиной года чтения я, наверное, уже могу, имею право, сказать про книгу — нравится ли она мне или нет, а не воспринимать всё написанное как нечто необходимое для положительного восприятия.

Мне нравится это.